мы делаем газеты, журналы, книги

«Общение с лошадью – это общение с личностью»

Ани Лорак рассказывает о музыке и лошадях на страницах журнала «My Horse».
 
Текст: Александра Агафонова
 
Ани Лорак, молодая украинская певица, запомнилась многим меломанам своим зажигательным выступлением на Евровидении-2008, где с легкостью обошла всех европейских звезд и заняла второе место. О музыке, творчестве и лошадях Ани рассказала корреспонденту Mh.
 
Mh: Ани, при просмотре вашего выступления на Евровидении у меня сложилось полное ощущение, что вам не составляет труда найти контакт с аудиторией. Всегда ли так происходит, и распространяется ли это на общение с животными?
 
Ани Лорак: Со зрителями мне удалось установить связь, так как я старалась им полностью передать всю эмоциональную гамму песни, и люди это почувствовали. С животными, в частности с лошадьми, все происходит немного иначе. Я их люблю, но мне всегда необходимо время для того, чтобы освоиться. Сразу найти контакт у меня не получается – нужно привыкнуть, проникнуться их красотой, попробовать разгадать их характер.
 
Mh: С какими характерами лошадей вам уже доводилось сталкиваться?
 
А.Л.: У меня было несколько съемок с лошадьми на Украине для глянцевых журналов. Все лошади были очень спокойные, даже сонные, и я решила, что это норма. Но есть у меня знакомый – частный коневладелец. Его лошадь для него самая любимая и, как женщина, капризная. Так вот, однажды я пришла к нему в гости, и хозяин решил продемонстрировать свое умение в верховой езде. Но у его любимицы в тот день было плохое настроение, и она его сбросила. Правда, потом весь день просила прощения. Мне показалось, что она ему говорила: «Ну, извини меня, так получилось». Мне кажется, что либо кто-то до этого обидел лошадь, и она уже вышла в плохом настроении, либо сам хозяин сделал что-то не так. Ведь общение с лошадью – это общение с личностью. И уже задатки человека играют роль – кого-то лошадь принимает сразу, а кого-то долго и упорно не воспринимает как партнера. Такое ощущение, что общение с этими животными начинается на уровне энергетики.
 
Mh: А свои животные у вас есть?
 
А.Л.: Животных нет, потому что у меня очень напряженный график работы. Особенно сейчас, когда много гастролей. Единственное, что у меня есть – это цветы. Я считаю, что вырастить их достаточно сложно: о них тоже надо постоянно проявлять заботу. В данный момент – это мой уровень. Чтобы завести животное, нужно взять на себя большую ответственность, а моей пока хватает только на цветы. Ведь завести питомца – это значит уделять ему внимание и заботиться о нем, а из-за гастролей его жизнь превратится в сплошное издевательство. Артисты спят во время туров по 3–4 часа. О каком внимании к питомцу может идти речь при таком ритме жизни? Оставлять животное дома в одиночестве – это жестоко, а брать собой в разъезды – тяжело. В поездках нет никаких условий для любимца. Я считаю, что возить с собой собачку или кошку – это эгоистично. И уж точно не возьмешь с собой путешествовать лошадь. Я люблю животных, но пока в моей жизни для них нет места. Как только у меня появится большой дом и чуть больше времени, то я заведу собаку. Можно даже не маленькую, а большую – у нее будет собственная будка и свобода передвижений. В квартире, как мне кажется, собаке жить не совсем комфортно. Что касается лошади, то даже позволить себе регулярно ездить на ней, а тем более иметь свою – это очень дорогое удовольствие, и я об этом пока не думала.
 
Mh: Насколько у вас плотный график работы? Как часто вы бываете дома?
 
А.Л.: Я живу в Киеве. Иногда ситуация складывается так, что я в месяц бываю дома четыре дня, остальное время провожу в различных турне. Скоро у меня будет тур по Украине – 25 городов подряд. Пока есть такая востребованность, я отдаю все свое время работе. Да, мне хочется немного времени для себя. Но после 2-го места на Евровидении надо закрепить успех. Поэтому в гастрольный график добавляются страны ближнего и дальнего зарубежья. Еще, помимо туров, я должна находить время для работы над новыми песнями и альбомами. Я рада, что у меня сейчас такой активный период. А когда-нибудь я думаю остепениться и делать более спокойную работу, вот тогда можно будет подумать о животных. Построить такой дом, чтобы общаться с природой. Сейчас мне этого общения не хватает. Для меня сегодняшний выезд на природу – это выходной. Солнце, природа, небо и лошади – это так здорово.
 
Mh: Какие впечатления у вас остались от участия в Евровидении? Этот конкурс чем-то отличается от остальных?
 
А.Л.: Принимать участие в конкурсе такого уровня – это не для слабого характера. В принципе, выступление на любом конкурсе – это серьезное испытание: тебя сравнивают с другими артистами, и это не всегда приятно. Любому певцу нравится выступать и полностью отдавать все свои эмоции зрителю, но на конкурсе царит аура соперничества, постоянно ощущается психологическое давление. Мне больше нравится побеждать саму себя, преодолевать какие-то свои проблемы, чем одерживать верх над другими артистами. Я участвовала во многих конкурсах: начала с «Утренней звезды» в 1995 году, где я победила в финале; потом был конкурс в Нью-Йорке в 1996 году, в Манхэттен-центре я выходила на сцену и завоевала Гран-при, прошла через множество локальных конкурсов на Украине и за рубежом. Но Евровидение – это самый ответственный и масштабный конкурс, в котором мне доводилось принимать участие. Напряжение колоссальное: ты представляешь страну перед европейской публикой. Плюс ко всему это прямой эфир, и любая твоя ошибка мимо ноты обязательно вызовет всенародные обсуждения. Не люблю я конкурсы, но без них невозможно движение вперед. Видимо, я всегда подсознательно стремилась туда, где надо было преодолевать себя. Это очень важно: как бы мне ни было трудно и сложно, но я победила саму себя на этих конкурсах. Я горжусь своим выступлением на Евровидении: я была туда прислана как лучшая артистка своей страны и выступала перед европейской публикой. У меня была прекрасная песня, написанная Филиппом Киркоровым, великолепные декорации и прекрасно сделанный номер. Я считаю, что на этом конкурсе была одержана одна победа двух стран: России и Украины. Я точно знаю, что многие на Украине переживали и болели за Россию. Уверена, что и у вас происходило нечто подобное.
 
Mh: Раскройте секрет: какие вы строите творческие планы на будущее?
 
А.Л.: Несмотря на насыщенный график, я буду радовать моих слушателей новыми песнями, есть большое желание записать новый альбом в продолжение «Shady lady», в том же стиле европейской музыки. Я в основном пою на английском языке, в планах записать песни и на украинском. Конечно же, хотелось бы сделать большой шоу-концерт в Москве, раскрыть мое творчество российскому зрителю, до которого, к сожалению, доходят крохи информации. А между тем мне кажется, что здесь, в России, есть много моих потенциальных слушателей.
 
Mh: На каком языке вам приятнее петь? На украинском, русском, английском?
 
А.Л.: Больше всего мне нравится петь на английском. Я училась на записях мировых звезд, и, конечно же, моими первыми учителями были Элла Фицджеральд, Билли Холидэй, позже Уитни Хьюстон, Марайя Кэрри. Для меня это эталон музыки, голос льется, и музыка соединяется с ним посредством английских слов. Это во мне говорит певица, которая любит петь, но во мне еще живет артист, который хочет не только доносить музыку, но и ее смысл. Мне очень нравится песня Филиппа Киркорова «Я не знал, что любовь может быть жестокой» – прекрасное соединение замечательной музыки и красивых слов. Я надеюсь, что в моем новом альбоме будут такие же красивые песни, под которые можно будет и поплакать, и вздохнуть, и просто отключиться от повседневности и проблем. Разговор не о языке, а о песне. У меня есть песня «Расскажи» – изначально она была спета на украинском языке, но для альбома мы сделали ее на русском. Многие заметили, что на украинском песня звучала лучше. Почему? Потому что она родилась на этом языке. Я за красивые песни на разных языках – пусть побеждает искусство.
Наши клиенты
Группа компаний  «Русский Алкоголь» BAT - Россия Сеть супермаркетов «Азбука Вкуса» Промсвязьбанк BAT - Россия НП СМАО Редакция журнала MyHorse METRO-Group